Наташа (liniya_jizni) wrote,
Наташа
liniya_jizni

Category:

На холме, в высокой траве...

Сижу на холме Дарсан, куда тянется канатная дорога (помните-"Асса","Город золотой" Гребенщикова?) Трава   разомлела от солнца и пахнет невероятно. Трещат кузнечики, летают бабочки. Справа от меня целые каскады
сирени


А слева видите кота? Он, как и я, смотрит на море.
[Spoiler (click to open)]

     За спиной у меня пчелы гудят на шиповнике-"страсти виновнике"


   


       Внизу, практически под ногами, ялтинский дворик.

      
А далеко впереди море. Посидите со мной, отсюда, действительно, не хочется уходить:)))

      
Tags: Ялта, море, цветы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Как заставить себя отдыхать?

    Мне очень сложно расслабиться, обмякнуть по-настоящему. Я, как и многие из вас, волнуюсь, что все развалится без моего постоянного внимания и…

  • Жизнь мужчин - страннейшая штука

    И умно, и подача блестящая: СОБЛАЗН И МУЖСКОЕ БЕССИЛИЕ "...Но четырехбуквенное слово, которое в последнее время не любят соцсети, тут не основное.…

  • Этот остров на линии судьбы - "венец безбрачия"?

    На набережной в Коктебеле за мой столик хироманта сели сестры-близняшки, ладненькие, крепенькие такие, с виду чуть за тридцать. И у обеих на руках…

Buy for 10 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Recent Posts from This Journal

  • Как заставить себя отдыхать?

    Мне очень сложно расслабиться, обмякнуть по-настоящему. Я, как и многие из вас, волнуюсь, что все развалится без моего постоянного внимания и…

  • Жизнь мужчин - страннейшая штука

    И умно, и подача блестящая: СОБЛАЗН И МУЖСКОЕ БЕССИЛИЕ "...Но четырехбуквенное слово, которое в последнее время не любят соцсети, тут не основное.…

  • Этот остров на линии судьбы - "венец безбрачия"?

    На набережной в Коктебеле за мой столик хироманта сели сестры-близняшки, ладненькие, крепенькие такие, с виду чуть за тридцать. И у обеих на руках…