Наташа (liniya_jizni) wrote,
Наташа
liniya_jizni

Categories:

По этой улочке бежала Ассоль!

     

  Мне хочется так думать. И я имею на это право, по праву всех людей на мечту.
Сам Грин говорил, что в его города Лисс, Зурбаган, Гель-Гью и Гертон вошли многие приметы Севастополя, Одессы, Ялты, Феодосии.

Он прекрасно знал, о чем пишет, представлял свой мир до мелочей, и в его воображении все оставалось неизменным, будто описываемые им места существовали на самом деле. Писатель уверял, что он словно уходит в другую страну и не возвращается, пока не поставит последнюю за день точку. Однажды, обсуждая какой-то плохо написанный фантастический рассказ, Грин возмутился: «Бездарно? Да, бездарно! А почему? Потому что он сам не верит тому, о чем пишет. Эх, люди! Не умеют они владеть фантазией, мечтой — быть может, лучшим своим достоянием».

                                       

  "Сидя часами в своей совсем холодной комнате, изредка поглядывая в затянутое изморозью окно на унылый каменный двор, он писал в это время самую удивительную солнечную феерию "Алые паруса", и трудно представить, что такой светлый, согретый любовью к людям цветок мог родиться здесь, в сумрачном, холодном и полуголодном Петрограде в зимних сумерках сурового 1920 года, и что выращен он человеком внешне угрюмым, неприветливым и как бы замкнутым в особом мире, куда ему не хотелось никого впускать», — вспоминал Вс. Рождественский.

                                               

 Весной 1921 года Грин женился на 26-летней вдове, медсестре Нине Николаевне Мироновой,(по первому мужу Коротковой). Они познакомились ещё в начале 1918 года, когда Нина работала в газете «Петроградское эхо». Её первый муж погиб на войне. Новая встреча произошла в январе 1921 года, Нина отчаянно нуждалась и продавала вещи (Грин описал похожий эпизод в начале рассказа «Крысолов»). Через месяц он сделал ей предложение. В течение отведённых Грину судьбой одиннадцати последующих лет они не расставались и оба считали их встречу подарком судьбы. Грин посвятил Нине феерию «Алые паруса», завершённую в этом году.

                         

 Саша Гриневский, рано потерявший  мать (она умерла, когда ему было 13), угнетаемый отцом-алкоголиком и жестокостью мачехи, рос угрюмым и нелюдимым. Он бродил по окраинным пустырям Вятки в серой заплатанной блузе, изображая капитана Гаттераса и Благородное Сердце. Пытаясь открыть философский камень, он проводил химические опыты. Начитавшись книги "Тайны руки", принялся гадать всем по линии ладони (как это похоже на меня!), отчего его в школе прозвали колдуном. Домашние бранили его за все эти увлечения, взывая к здравому смыслу. Но мальчик продолжал прятаться от реального мира, уходя в мир своих грез, наполненный чудесами.

  Когда родители стали настаивать на том, чтобы мальчик пошел в монастырские служки, он, не в силах больше выносить их давление, в 1896 году уехал в Одессу. Александр, любивший море, надеялся поступить в Одесские мореходные классы, но опоздал: прием был уже закончен. Начались годы скитаний. Кроме ивовой корзины со сменой белья наивный мечтатель прихватил с собой из дому акварельные краски, думая запечатлеть пейзажи на берегах Ганга.

  Грин с завидной настойчивостью ежедневно обходил все стоящие в гавани суда — баржи, шхуны, пароходы. Иногда счастье улыбалось ему. Впервые Грин отправился в плавание на транспортном судне «Платон», которое совершало рейсы по черноморским портам.
Все свободное от работы время Грин проводил на палубе и с восторгом всматривался в проплывающие перед ним крымские и кавказские берега, представляя, как могут жить люди в разбросанных тут и там по побережью белых домиках, утопающих в зелени. Все это казалось будущему писателю необыкновенно романтичным. Он и себя представлял обдутым ветрами «морским волком»
«Гринландия», «Земля Грина» – так была названа эта страна критиком К. Зелинским. Ее не отыщешь ни на одной географической карте мира, и все-таки она знакома тем, кто хоть однажды открыл томик Грина. Грин придумал эти моря, острова, проливы.

             

  Это была не просто выдуманная местность, которую можно как угодно представить, а постоянно живущая в его воображении в определенном, неизменном виде и как бы реально существующая страна. Журналист Э. Арнольди вспоминал, как однажды Грин в беседе с ним описал дорогу, ведущую из Зурбагана. Описание это было очень четким, подробным. Грин упоминал о поворотах, подъемах, спусках, указывал на ориентирующие предметы... Он рассказывал о своей стране так, будто бывал там не раз, а сейчас перед ним лежала ее карта.

                                 

  Я в детстве столько раз читала "Алые паруса", что знала их практически наизусть. Мало кто в свое время не "болел" Грином. Удивительно, как он понял, почувствовал юную девушку изнутри, просто мистика какая-то! Мне казалось, что он писал обо мне.
  А, через много лет, побродив по улочкам старого рыбацкого поселка, из которого впоследствии выросла Ялта, я поняла, что это вполне могла быть Каперна, где жила Ассоль. Тем более, что Грин жил какое-то время на улице Данченко.
  Конечно, почти сто лет назад она выглядела совсем иначе. Не было асфальта, столбов, коммуникаций, не были надстроены вторые этажи. Но эти нагретые солнцем камни трогают душу и переносят во времена, когда здесь ездили конные экипажи, а во дворах сохли рыбацкие сети

     


     

     

     

   Давайте зайдем в один из дворов.
     


     

   

   

      Я пыталась расспросить у местных старушек, в каком доме жил Грин.
"Александр Грин? Тот, что написал "Алые паруса"? А он что, и правда здесь жил? Марусь, а ты знала об этом?"
Вот и вся память...
         

               

     
     

    Дом в конце улицы закрывает собой море. Раньше его не было и улочка сбегала по довольно крутому обрыву прямо к морю. Так что увидеть алые паруса было очень просто.

     

"...Не помня, как оставила дом, Ассоль бежала уже к морю, подхваченная неодолимым ветром события; на первом углу она остановилась почти без сил; ее ноги подкашивались, дыхание срывалось и гасло, сознание держалось на волоске. Вне себя от страха потерять волю, она топнула ногой и оправилась. Временами то крыша, то забор скрывали от нее алые паруса; тогда, боясь, не исчезли ли они, как простой призрак, она торопилась миновать мучительное препятствие и, снова увидев корабль, останавливалась облегченно вздохнуть."
   

 

"Скоро у воды образовалась толпа, и в эту толпу стремительно вбежала Ассоль. Пока ее не было, ее имя перелетало среди людей с нервной и угрюмой тревогой, с злобным испугом. Больше говорили мужчины; сдавленно, змеиным шипением всхлипывали остолбеневшие женщины, но если уж которая начинала трещать - яд забирался в голову. Как только появилась Ассоль, все смолкли, все со страхом отошли от нее, и она осталась одна средь пустоты знойного песка, растерянная, пристыженная, счастливая, с лицом не менее алым, чем ее чудо, беспомощно протянув руки к высокому кораблю.

От него отделилась лодка, полная загорелых гребцов; среди них стоял тот, кого, как ей показалось теперь, она знала, смутно помнила с детства. Он смотрел на нее с улыбкой, которая грела и торопила. Но тысячи последних смешных страхов одолели Ассоль; смертельно боясь всего - ошибки, недоразумений, таинственной и вредной помехи - она вбежала по пояс в теплое колыхание волн, крича: - Я здесь, я здесь! Это я!

Тогда Циммер взмахнул смычком - и та же мелодия грянула по нервам толпы, но на этот раз полным, торжествующим хором. От волнения, движения облаков и волн, блеска воды и дали девушка почти не могла уже различать, что движется: она, корабль или лодка -- все двигалось, кружилось и опадало. Но весло резко плеснуло вблизи нее; она подняла голову. Грэй нагнулся, ее руки ухватились за его пояс. Ассоль зажмурилась; затем, быстро открыв глаза, смело улыбнулась его сияющему лицу и, запыхавшись, сказала: - Совершенно такой."

Александр Грин. "Алые паруса".

Tags: "Алые паруса", Грин, Ялта литературная
Subscribe

Buy for 10 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →